SILVERCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SILVERCROSS » ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ МИР » Вернуть долг


Вернуть долг

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[NIC]James Wesley[/NIC]
[STA]seven nation army[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/7EI9v.gif[/AVA]

Вернуть долг
[Daredevil TV Series]

http://s2.uploads.ru/9Ipd6.gif http://s7.uploads.ru/jfBWs.gif
http://s7.uploads.ru/0U4Vb.gif http://s6.uploads.ru/gLae6.gif
Matthew Murdock (Gabriel), James Wesley (James P. March)

Место: улицы Нью-Йорка,
квартира Джеймса Уэсли (позже)

Время: 2013 год

Русские всегда славились своим темпераментом, считали себя важным звеном в цепи криминального мира. Джеймс всегда умел наладить контакт с представителем той или иной национальности, но в тот день что-то пошло не так. Началась стрельба, звуки которой были слышны во всём квартале. Убедительные, как считал Уэсли, слова не производили никакого эффекта на бунтарей. И, пожалуй, пуля бы сразила его, если бы не появление Дьявола. Безумец спас жизнь Джеймса.
С того момента прошло около недели. Мэттью следил за Уэсли всё это время, надеясь выйти на след Уилсона Фиска. Но любопытство, как известно, к добру не приводит. Мердока засекли русские, которым он проигрывает бой, оставаясь наедине с многочисленными ранами и шумом ночного города. Ожидал ли он спасения от того, кто собственноручно может спустить курок?

Отредактировано James Patrick March (2016-01-26 21:25:33)

+1

2

Каково это быть слепым, когда первые 10 лет своей жизни ты прожил в мире полным ярких красок? Мэтт не очень любит об этом распространяться. Проще перевести разговор в шутку, в безопасное русло, потому что слишком многое он вынес за всю эту гребаную жизнь и не особо любит вдаваться в прошлое. Потому что его мир теперь такой - в огне. Теперь все иначе. Стик научил его не сдаваться, не прогибаться под прогнивший мир, а заставить его стелиться перед твоими ногами. Потому Мэтт сумел выучиться на отлично и основать собственную контору на пару с лучшим другом. Если бы только не беззаконие, творящееся в этом районе, конкретно, в поистине адских масштабах, он был бы... Счастлив? Нет, слишком грубо. Удовлетворен, пожалуй. Но он надел маску и применил знания, полученные от наставника на практике. Он старался хоть как-то навести порядок в Адской Кухне, потому что знал - это его дом, и он может защитить хотя бы его. Потому что всем этим героям в маске нет никакого дела до того, что они оставили после себя. Нет дела до того, что осталось после их маханий игрушками с пришельцами. Мэтт, наверное, готов был поблагодарить жизнь за то, что твари устроили разгул в самом центре города, вокруг башни знаменитого Тони Старка, ведь если хоть доля слухов - правда, он бы давно отбросил коньки, сраженный каким-нибудь инопланетным гадом. Но... То, что творилось после нападения в сто раз хуже. И не винить героев в этом всем он не мог. Потому что преступность подскочила, а тут еще и русская мафия под науськиванием Фиска распоясалась. Так что, дела в богом забытом районе шли мягко говоря, хреново. Мердок знал, что русские точат на него зуб, после того как он, едва собрав кости, спас мальчишку от них. Они обозлились. Злой враг - действительно плохо, но есть и плюсы - они могут дать осечку и тогда через них он сможет выйти на Фиска. Конечно, существовала еще ниточка - Джеймс Уэсли, но, этот хитрый лис довольно умело уходил из поля зрения Дьявола. Но это не было помехой, потому что первоначальный план и терпение - все что требовалось.

В один из дней, когда ночь была довольно прохладной и Мэтт не мог просто сидеть и выжидать, вынужденный осторожно и бесшумно бродить по крыше, иногда ежась от злых укусов холодного ветра, ему наконец улыбнулась удача. Ну, как сказать, улыбнулась. Скорее, это можно назвать счастливой, для него, разумеется, случайностью.

Русские взбесились. Большинство их криков Мердок особо понять не мог, потому что матерились (ну, тут уж понятно, судя по злым интонациям и резким выкрикам) они на родном языке. Но это заставило Дьявола подойти ближе, надежно скрываясь, чтобы не выдать свое присутствие, в надежде услышать что-нибудь действительно ценное, помимо отборной русской ругани. Он слышал один-единственный тихий стон, означавший, что наемники схватили кого-то и, судя по звону наручников и хлесткому звуку удара, успели начать пытать. Инстинкт защищать людей, попавших в беду, был настолько силен в Мэтте, что он просто не мог и дальше оставаться равнодушным слушателем. Оценив обстановку, и хмыкнув на наивность людей (кто же оставляет заложника на улице?), мужчина дождался, пока главарь на ломаном английском не приказал двоим стеречь пленника, пока они с ребятами выдвинут ультиматум Фиску.

Ультиматум? Наверное, они здорово злы и решили отвести душу на ком-то, что, вполне с их стороны логично. Подождав, пока урчание мотора небольшой фуры стихнет вдали, Мэтт решился на вылазку. Быстрым и четким движением он сумел обезвредить одного из головорезов, сняв с пояса звякнувшие ключи и ловко увернулся от заревевшего второго, напомнившего мужчине в ту секунду медведя. К сожалению, иногда стеречь пленников оставляют самых тупых. Потому и этого обезвредить не составило проблем. Вовремя успел. Потому что судя по негромким речам лидеров банды, они были почти уверены что Фиск откажет им в требовании и в том случае пленника ждала бы верная смерть.

Мердок не стал медлить, освободив заложника, судя по парфюму - мужчину с достатком, и кивнул ему:
- Бегите быстрее, пока русские не вернулись.

И только одна-единственная фраза, прозвучавшая в наступившей тишине удивительно-спокойно, выбила его из равновесия, заставив сразу же пожалеть о содеянном:
- Надо же, наемники не соврали, Дьявол Адской Кухни действительно профессионал.

Он спас жизнь Джеймса Уэсли.

***

Наверное, неделю Мэтта мучила совесть. Он помнит, как быстро исчез тогда, пожираемый страхом. Он знал, что всю неделю был немного нервным и рассеянным, судя по судорожным вздохам Фогги и нервному сердцебиению Карен. Он просто не знал, что ему с этим делать. И решился пойти в церковь, к своему знакомому святому отцу. Он помнит, как шептал, как разум метался в отчаянии, потому что он спас пособника настоящего преступника. Но, друг семьи сумел убедить Мэтта, что Бог видит все и это спасение было во благо. Мэтт просто оказал помощь, выбрав из двух зол меньшее.

После этого разговора Мердок слегка успокоился, занимаясь делами конторы днем и выслеживая русских ночью. Он узнал, что некий Владимир устроил целую облаву на него, ибо "из-за гребаного ублюдка в маске" сорвался их шантаж Фиска. Уэсли сумел ускользнуть из их рук. Но, как говорится, фортуна дама капризная. И в одну из ночей она повернулась лицом к русским.

Он попался. Так глупо попался, что хотелось самому себе по голове настучать, но благо этим были заняты верзилы, методично превращая его ребра в крошку и пару раз хорошенько приложив об асфальт. ладно бы, эту боль он бы наверное мог стерпеть, но избивали Мердока долго и со вкусом. В конце-концов его, превратившегося в один комок боли, бросили на мокрый асфальт со словами "сам подохнет, поехали, я жрать хочу". И правда. Он был едва жив, когда до ушей донеслось эхо шагов. Может, это смерть пришла по его душу?...

[NIC]Mattew Murdock[/NIC]
[STA]no light[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/Q5Or9.gif[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/kzra4.gif http://s7.uploads.ru/F01V3.gif
[/SGN]

+1

3

[NIC]James Wesley[/NIC]
[STA]seven nation army[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/7EI9v.gif[/AVA]
Уилсон Фиск – был большой фигурой не только в политическом и деловом мире города, который так любил, но и в криминальном, где имел обширные связи. Этот мужчина хоть и был силён физически, но в психическом плане был неустойчив, эмоционален и вспыльчив, что могло пагубнейшим образом влиять на состоянии его дел, если бы не верный помощник Джеймс Уэсли. В последнее время получилось так, что криминальный авторитет совершенно отошёл от «дел», возложив всё на плечи своей «правой руки».
Джеймс Уэсли был олицетворением сдержанности и расчётливости, он продумывал всё до мелочей, взвешивая все «за» и «против», используя собственный разум и опыт. Мужчина всегда стоял за спиной своего работодателя, готовый дать отпор его недоброжелателям, число которых было внушительным. Одним из них был Дьявол Адской Кухни, сорвавший большую часть планов Фиска и нанесший приличный ущерб, заставив пошатнуться социальное положение Уилсона и всех его последователей. Многие силы были направлены именно на устранение человека в маске, но все результаты лишь усиливали гнев, зарождающийся в сердце работодателя Уэсли.
Первыми, кого втянули в этот круговорот событий, стали, конечно же, русские! Темпераментный народ, чей характер можно увидеть в увечьях того или иного бедняги, попавшегося под горячую руку. Нет, Джеймс не питал страсти к россиянам, но и не презирал их. Во время каждой встречи мужчина старался раскусить их, выяснить мотивы поведения и поступков, провести параллели с тем же Лиландом Осли (омерзительным, по мнению Джеймса, типом). Пылкий характер и искренняя любовь к свободе зарождали в Уэсли уважение к этому народу. «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить…» – так отзывался о своих соотечественниках и родине поэт Тютчев, эту цитату Джеймс часто говорил Анатолию и Владимиру, чем вызывал их раздражение. Забавно. Русский язык был у него с очевидным акцентом, поэтому в своей речи мужчина использовал его крайне редко. Владимир и Анатолий неплохо владели английским языком, поэтому переговоры проходили именно на нём. Возможные ругательства в свой адрес дипломат предпочитал игнорировать, он просто ставил чёткие условия, которые обязаны были выполнить братья Ранскаховы.
Очередные переговоры. Заброшенный склад служил местом встречи. Дорогая машина с затемненными окнами останавливается около дверей здания, где уже стоят русские: Владимир, Анатолий и два молодых человека, лица которых украшают свежие шрамы. Каждый из них, вероятно, ждал появления самого Фиска, но из салона машины вышел мистер Уэсли, держа в руках папку с бумагами. Мужчина машинально поправляет чёрный пиджак и закрывает дверь, кивком приказывая водителю отъехать на несколько метров, чтобы не привлекать внимания.
– Где твой босс? – не успел Джеймс и поприветствовать русских, как ему буквально выплевывают вопрос. Уэсли всегда был учтивым, даже с невежами. Легким движением руки он указывает на склад и делает несколько шагов навстречу к мужчинам:
– И вам доброго вечера, господа. Я бы предпочёл поговорить в здании, если вы, конечно, не будете против, – его губы искривляются в стандартной полуулыбке, зарождающей атмосферу некого дружелюбия. Анатолий, вероятно, хотел что-то сказать Джеймсу, но брат одергивает его и подчиняется представителю Кингпина. Тускло освещенное помещение резало глаза, дипломат поправляет очки и останавливается в метре от русских:
– Мой работодатель приносит свои извинения за отсутствие на переговорах, он занимается особо важными делами, касающимися нашего всеобщего положения в социуме.
– Перестань гавкать, шавка! Я не желаю выслушивать твои «сладкие» словечки по поводу занятости твоего босса нашим благополучием! Я лучше отсижу ещё один срок, чем буду прогибаться под тебя и твоего начальничка! – Анатолий перешёл на крик, сократив расстояние между ними, он ударяет Уэсли по лицу, который явно не ожидал такой реакции. Папка упала, а документы разлетелись по полу. «Чёртовы русские!» – мысленно выругавшись, мужчина прижимает ладонь к щеке и делает несколько шагов назад, второй рукой поправляя съехавшие очки. Последовал второй удар без каких-либо намёков и угроз. И снова, и снова. Идеально белая рубашка теперь уже таковой не является, пятна крови впитались в ткань, которая прилипла к телу. Мерзкое ощущение, подавленное болью. К Анатолию присоединились ещё два парня. Всё это длилось около десяти минут, пока Владимир не велел прекратить. Уэсли посадили на стул, сковали наручниками заведенные за спину руки, совершенно позабыв про ноги, но это важной роли не играло, так как Джеймс был не в состоянии даже подняться. Шок и боль сковали мышцы, превратив его в беспомощное существо. Как же это было мерзко! К правой руке Фиска приставили двух человек, а сами братья уехали выдвигать ультиматум Уилсону. Мужчина прокашлялся, сплевывая кровь, и прищурился, стараясь прийти в себя. Без очков это было весьма затруднительно, но через некоторое время он всё же сумел избавиться от дезориентации. Тут же его ждал «сюрприз»: сам Человек-Маска, прозванный Дьяволом Адской Кухни, явился, чтобы спасти грешную душу в лице Уэсли. Джеймс бы рассмеялся, но боль в области грудной клетки этого не позволяла.
– Бегите быстрее, пока русские не вернулись, – неуловимый мститель освободил дипломата от оков и помог подняться. Мужчина выпрямился, скривившись от боли, и произнёс:
– Надо же, наемники не соврали, Дьявол Адской Кухни действительно профессионал, – к собственному удивлению Уэсли удалось сохранить спокойный, размеренный тон. Фраза произвела такой эффект на спасителя, что правая рука его противника не смог удержаться от смешка, сопровождающегося легким хрипом.
– Я верну Вам этот долг, обязательно верну.

* * *

После «чудесного спасения» Джеймс проходил курс реабилитации, на котором настоял Фиск. Ежедневные беседы с психологом, осмотры у специалистов, перевязки и многое другое, связанное с «белой клеткой», зовущейся больницей. Тело всё ещё ломило, благо, что всё обошлось без переломов. Уилсон действительно волновался о друге, и забота вызывала у Уэсли незнакомое ему чувство смущения и, пожалуй, благодарности. Да, именно благодарности за то, что Фиск не стал давить и расспрашивать его по поводу произошедшего. Кровавой нитью вражды было вышито на полотне отношений между русскими и Кингпином одно слово – «война». Сторонниками Уилсона стала вся его былая братия, а кто же был у русских? Никого, лишь они сами при своих иллюзиях о господстве в городе. Наивные идиоты!
Сегодняшний вечер не предвещал ничего особенного. Покинув квартиру работодателя, где они на сотый раз проверяли план по уничтожению русских, Уэсли направился домой привычным маршрутом через необжитые районы. Окно автомобиля было приоткрыто, благодаря чему Джеймс мог увидеть следующую картину: двое крепко сложенных мужчин избивали беднягу, коим являлся Дьявол Адской Кухни. Дипломат был слишком умён, чтобы лезть на рожон с одним лишь водителем. Звук машины заставил неизвестных скрыться, после чего Уэсли решился приблизиться к избитому человеку. Он не спешил, нет, наоборот, шёл крайне медленно, с каждым шагом убеждаясь в собственных догадках. Это был Человек-Маска.
– Какая ирония, мистер Дьявол, какая ирония! Как там говорят? Откупиться от дьявола? Что ж, пора мне вернуть долг, – Джеймс набирает номер личной скорой помощи, работники которой были куплены Фиском. Служба не заставила себя долго ждать. Мёрдока положили на носилки, стараясь не растрясти пострадавшего.
– Везите его ко мне, – Уэсли небрежно кидает и уже собирается идти к автомобилю, как слышит до боли наивный вопрос:
– Разве у Вас есть необходимая аппаратура, сэр?
– Конечно же нет! Зачем я вас вызвал? Правильно, чтобы оказать помощь этому человеку. Все необходимые приборы на вашей совести, – он садится в авто, даже не выслушав ответ медика. Мужчина знал, что всё будет так, как нужно. Так, как и должно быть.

Отредактировано James Patrick March (2016-01-30 20:43:45)

+2

4

Мир в огне. В кровавом, полыхающим как заря, которую он видел зимой из окна их с отцом небольшой квартирки. Признаться, тогда, пятилетний Мэттью был потрясен и восхищен красотой неба, окрашенного в розовато-алые тона. Но сейчас.. Его мир полыхал. Всеми оттенками боли, которая только существовала. Каждый вдох обжигал легкие огнем, а натренированный и приученный сдерживать это пламя разум метался от бессилия. Мэтт был едва жив. Он точно знал, что умрет на этой улице и был готов принять смерть. Ведь, кроме друзей ему некого было терять. Да, все спишут на несчастный случай. Газеты раструбят о том, кто скрывался под личиной Дьявола Адской Кухни. Фиск победит. Но еще Мердок знал, что его друзья будут в безопасности. По-крайней мере он на это надеялся. Ведь если все будет иначе, то получится, что он боролся зря. А ему очень не хотелось умереть просто так, ни за что, только из-за того, что Фиск приказал своим шавкам отогнать шипящего на них кота. Будь у Дьявола силы, он бы точно сумел улыбнуться своей глупой мысли. Но все что он мог в данный момент - сгорать заживо, балансируя на тонкой грани между светом и небытием. На самом деле он что-то слышал краем уха, и даже показалось, что это насмешливый голос Уэсли, но мужчина быстро списал это на галлюцинации измученного разума.
Столько боли он не мог сразу вынести. Например, сломанные ребра. При каждом едва уловимом вдохе то, что осталось от двух сломанных пар ворочается, словно огромный зверь раздирает когтями его грудь. Но, даже будь он в сознании, Мэтт  не произнес бы не звука. Отец приучил его быть сильным и никогда не сдаваться. Стик же научил его гордости, хоть и исчез, когда мальчик к нему привязался.
Мэттью помнил, что уже получал по зубам от русских и только стараниями Клэр он смог стоять на ногах. Но не сейчас. Его безрассудная глупость и горячность привела его к падению. До гордости ли тут, когда умираешь на холодном асфальте? Когда тонкая ткань черной рубашки не защищает от холода, который в контрасте с влажностью от крови заставлял тело, в котором едва теплилась жизнь, вздрагивать.
Ему было холодно. Ужасно. Возможно, это сказалась большая кровопотеря, но холод грозился унести его туда, где уже не будет ничего. Честно говоря, Мердок не особо верил в жизнь после смерти. Не то что Карен. Когда она узнала о судьбе его отца за одним из разговоров во время ланча, то твердо и убежденно заверила Мэтта, что тот будет ждать его. После смерти они воссоединятся. Правда, где, она не уточнила, а слепой адвокат не стал развивать эту тему. Разговоры об отце всегда были тяжелыми для него.
Дьявол все-таки сорвался на едва-слышный стон боли, когда измученное тело внезапно подняли и уложили. На что-то твердое. Потом подняли и куда-то повезли. Судя по ощущениям так и было. Точно он не мог сейчас сказать. Его сенсор сейчас не подчинялся мужчине. Оставалось только надеяться, что если его решат добить, то сделают это быстро и безболезненно. Хотя, если это русские или кто-то из соратников Нобу, то тут надеяться было не на что. Они пойдут на все, чтобы Дьявол страдал. За то что встал на их пути и посмел нарушить планы. Мэтт же просто боролся за то, что считает справедливым. И поплатился. Но что ему было делать? Только в одиночку он и мог защищать свой дом. Потому что другим до этого не было дело. Не пойдет же он к Старку и не скажет о том, что не может разобраться с мафией? Нет. Именно поэтому он продолжал нести свой крест. Один. Всегда. И никаких привязанностей, Клэр уже поплатилась за свою помощь ему. Нет. Он всегда должен быть один. До самой смерти. Только одиночество его и бережет, на самом деле. Сохраняет. Пусть так. Ему проще оставаться загадкой для друзей, оставаться в роли, которую он играет для них: немного наивный, типичный слепой. Печально, но факт. Так будет лучше. Для всех. И для него самого в первую очередь. Меньше волнения. Хотя, сейчас это уже совсем не важно... И на своем, как он считал, смертном одре, Мердок хотел лишь одного: безопасности для Клэр, Карен и Фогги, а также скорейшего провала Фиска. Зло не вечно. Рано или поздно оно раскроется. Но хватит ли кому-то сил встать и бросить вызов? Занять место павшего защитника? Ответа на этот вопрос, он, к сожалению не знал, но не желал для кого-то участи, подобной его. Не дай Бог кому то нести этот тяжкий крест... Справедливости и одиночества. Именно на этой мысли сознание окончательно покинуло Мэтта, уступив место первобытной тьме.

***

Мысль. Он живой. Он может мыслить, значит еще жив. Уже это радовало и успокаивало. Но следом пришла боль, заставив с шумом втянуть в себя воздух и стиснуть края простыни под собой. Стоп. Простыни? Он лежал на кровати, это ему услужливо подсказал пробуждающийся сенсор. Но, не в своей квартире. Это ему рассказали запахи. Если дом Мэтта не пах ничем особенным, кроме, может быть, вечернего ужина, то тут ясно ощущалась свежесть и легкая примесь благовоний. Но это был и не дом Клэр или Фогги. Быть может, Карен? Но почему он не слышит их голоса? В доме было удивительно тихо и спокойно, и Мэтт немного расслабился. Одной рукой он взъерошил свои волосы и замер. Маску сняли. Тайна его личности была раскрыта. Но. Если бы этот кто-то желал ему зла, то он бы не положил его на кровать? Белье под его пальцами было мягким и приятным на ощупь. Шелк. Значит, кто-то мог себе это позволить. Мердок потянул носом. Кровать пахла дубом, значит тоже не из простого дерева сбита. Значит его подобрал кто-то с достатком. Но от подушек тянуло чьим-то до боли знакомым парфюмом, но чьим он не мог вспомнить. Легкий укол боли в районе локтевого сгиба правой руки подсказал ему, что в вену вставлена игла. Значит, он под капельницей. Значит тот, в чьем доме он находится, приложил усилия, чтобы вытащить его с того света. Хм. Не нравится мне все это. Несмотря на, казалось бы спокойную обстановку, тишина нагнетала непроходящее чувство тревоги. Что-то не так - билась внутри интуиция, ведь ему, привыкшему к насилию, сложно было поверить в то, что он родился под счастливой звездой и снова добрый самаритянин приютил его в своем доме. Второй Клэр Темпл быть не может. Мердок попытался было подняться, но буквально тут же упал обратно, сраженный резкой болью в покалеченных ребрах. Нет, рановато ему вставать. Можно, конечно, притвориться спящим, но... Послышались легкие шаги. Мердок моментально прикрыл глаза, прикидываясь спящим, и обратился во внимание. Тот же дорогой мужской парфюм, ровное сердцебиение, явно говорящее о том, что человек, подобравший умиравшего Дьявола, полностью владеет ситуацией. Послышался звук отодвигающегося стула. Бухгалтер? Офисный работник? До его носа донесся легкий аромат вина,прилетевший вместе с выдохом человека. И тут послышался новый звук. Заставивший Мердока позабыть на миг о своем положении и просто вслушиваться, боясь пропустить хоть одну деталь. И это была самая великолепная игра на фортепиано, которую он только мог слышать за всю свою жизнь. Он слышал и саму мелодию, яркую, переливчатую, и то как уверенно пальцы мужчины порхали по клавишам. В этот миг Дьявол упивался тем блаженством, что дарила ему музыка. Он сумел ровно сесть в постели, облокотившись о спинку кровати. Звуки фортепиано, звучавшие сейчас в этой квартире, очаровали мужчину, подарив ему ощущение, пусть и призрачного, покоя. Словно бы он был в безопасности...

[NIC]Mattew Murdock[/NIC]
[STA]no light[/STA]
[AVA]http://s7.uploads.ru/Q5Or9.gif[/AVA]
[SGN]http://s3.uploads.ru/kzra4.gif http://s7.uploads.ru/F01V3.gif
[/SGN]

+1


Вы здесь » SILVERCROSS » ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ МИР » Вернуть долг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC