SILVERCROSS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SILVERCROSS » ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ МИР » you my new god


you my new god

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

you my new god
[supernatural]

http://s7.uploads.ru/TPmWG.jpg
Gabriel, Lucifer

Место: Детройт;

Время: 2014 год;

Люцифер пошел на поводу у своего чувства ответственности и воскресил убитого своей же рукой брата. Только при воскрешении Габриэль повредился в рассудке и вдобавок влюблен в Светозарного.

0

2

Пустота. Некоторые бы назвали ее забвением, но для ангелов не существует такового. Есть лишь короткое спасительное беспамятство. Есть то, что удерживает их между жизнью и окончательной смертью если вессель был поврежден. Именно в такой пустоте и пребывал сейчас Гавриил. Прикрытые веки, безмятежность на лице. Вид, вроде бы говоривший о полном спокойствии. Но... Ресницы дрогнули и глаза резко распахнулись, когда безвременное спокойствие архангела потревожил Голос. Тот самый. который он услышал бы среди миллионов голосов собратьев. Что-то шевелится в памяти при мысли о братьях, но это настолько ничтожно, что он даже не может как следует ухватиться за саму суть. Всю его голову заполняет Голос. Отец. Дыхание учащается.

- Гавриил, сын мой... Не в силах видеть я резню меж вами. Вы братья. По крови, по силе, по своему существу. Люцифер приведет мир к гибели. Останови его...
- Отец! - крикнул было в отчаянии Фокусник, но поздно. Нестерпимый свет резанул по медовым глазам, заставляя зажмуриться. И закричать. Он помнил. Помнил все то что, происходило с ним до побега. Что было до всего этого.

Веселый дружный хохот. Он и Люцифер только что сотворили очередную шалость, шуганув нелюдимого Рафаила. Рука брата на его плече. Губы что-то веселое шепчут на ухо, придумывая очередную забаву.
Михаил, застающий шутников и отчитывающий их. Снова смех.

Умоляющий голос брата, просящий не изгонять его за неповиновение, Габриэль помнит, как рвался, как держал его Михаил, говорящий что он может сделать все только хуже. Он помнит собственное бессилие и как обреченно повис в стальной хватке архистратига, глядя как был низвергнут Люцифер.

Новая встреча. Руки брата в крови. Рубашка тоже. Лицо весселя в нарывах и болячках, осунувшийся вид. Но мощь его ярости чувствуется неплохо. Он разъярен тем, что младший брат пошел против него. Габриэль помнит как глаза недобро обводят стройный стан Кали, общая пытать ее медленно и мучительно, помнит холодную сталь в животе и боль. Боль после которой он попал сюда.

Кричать больше нет сил. Архангел задыхается. И в последней попытке убежать от воспоминаний, распахивает глаза. Чтобы встретить хмурый взгляд серо-голубых глаз напротив себя. Люцифер.. Странный свет вспыхивает в покалеченной душе, разбитой воспоминаниями. Он знает. Знает, что вся его жизнь отныне принадлежит обладателю ледяного сердца и тлеющих крыльев, принадлежит Люциферу. Глупая улыбка как-то сама собой набегает на лицо Фокусника, пока он смотрит на хмурое лицо брата. Навсегда.

Глаза архангела, бывшие всегда лукавыми, орехово-медовыми, сейчас стали чисто золотыми, светясь каким-то жутким светом. В голове, словно удары церковного колокола, билось множество мыслей. Но одно он точно знал - даже если сейчас явится старший брат и прикажет ему убить Люцифера, Гавриил точно обратит клинок совсем в другую сторону. Ведь это его любимый братец. Любимый в большем, чем братское чувство, слово.

- Люсииии, - довольно тянет златокрылый, поднимаясь на ноги и не замечая ничего вокруг -  Боже, кому это надо? Он всматривается в его лицо. Любит-не любит, к сердцу прижмет, к черту пошлет... Ах да. Черт это же он сам. Как я мог забыть! Но лишь одно дошло до замутненного больного сознания: смерть. Гавриил нахмурил брови, пытаясь понять что произошло. Он был... Мертв?

- Смерть? Я был мертв? Но сейчас я жив... Я не понимаю, брат. - слова прозвучали искренне, свет в чисто золотых глазах усилился, когда обрывки воспоминаний пронеслись в больном разуме. Кали, пытающаяся сжечь брата. Дин и Сэм, глядящие на него в отчаянии. И  п у с т о т а... Гавриил сдавленно застонал, прижав ладони к вискам и шагнул вперед, ткнувшись носом в рубашку брата. Он не помнил. Что с ними произошло? Почему он повернулся против брата? Ведь они всегда были неразлучны. Габриэль всегда был за Люцифера.

- Почему? Это ты убил меня? Почему? Нет. Нет. Это не важно. Важно то что теперь мы вместе. Да, Люси? Вмееесте. И никто нас не разлучит. - как безумный бормотал он, цепляясь за одежду падшего. - Люси, я любил тебя. А ты меня? Любил? Любил? Мы вместе покажем им всем. И ангелам, и Винчестерам. Мы им покажем! - новый приступ ненормального хохота сотряс тело архангела, и, чуть погодя, тот уставился на брата полными преданности золотыми глазами. Воскрешение повредило рассудок четвертого из братьев и это грозило миру большой бедой. Потому что безумцы, особенно влюбленные, готовы на все. И свернуть горы ради объекта своего обожания в том числе.

0

3

Дьявол, Демон, Сатана – говорили и говорят все вокруг. Убить или уничтожить так просто и он не думает о других говорят всегда за его спиной, но стоит ему прийти на пьедестал, как все трясутся от страха и молят его о пощаде. Глупости, разве нет? Почему ему такое прощать? Почему никто не может в лицо сказать, но так просто шепчутся за спиной? А потом во всем виноват само собой Сатана, кто же еще? Ведь только он творит хаос и вытворяет, что хочет. Простые смертные подобие его получились, разве не так? Не просто так отец ушел на покой, решив, что это больше не его дело. Его же создания вышли из под контроля. А сколько он предупреждал его? Как только не уговаривал его и просил, чтобы не ставил этих тупых обезьян выше своих детей. Говорят, что Дьявол самый ужасный, вы только посмотрите на него! Он просто взял и засунул своего сына в клетку и ни разу не навестил за много веков. Крутой отец, ничего тут и не скажешь. Самый классный. Если будет день отцов, то Люцифер первый побежит дарить ему цветочки.
Глупости, еще раз можно это сказать. Он был прав, а его никто не слушал. Все пошли против, а ему было обидно. Страшно видеть, как самые близкие поворачиваются к тебе спиной, даже архангелам, ведь и у них бывают чувства, правда, куда масштабных размеров, чем у людей. Мстить естественно Люцифер собирался тоже не по детский. Уничтожить землю? С радостью и с превеликим удовольствием. Из-за тупых обезьян он был не понят и брошен в одиночестве. Но даже не смотря на все это, Люци любил своих братьев, которые хоть и предали его, но все равно были для него родным. Их он простил, тем более, что играл то все старший, а младший просто ничего не мог сделать. Это Габриэль всегда был его тенью, которую он старался обучать и помогал ему становиться «сильнее». Все махинации и все его трюки, все Сатана прекрасно знал и не хотел именно его смерти куда сильнее, чем остальных.
Перед тем как убить своего младшего брата, внутри все сжалось. Не думайте, что им никогда не бывает больно. Возможно, что даже Люцифер был куда ближе всех остальных к людям, он понимал их куда больше, чем другие и был в их шкуре куда дольше, чем другие. Он чувствовал боль потери и не хотел его убивать. Но знание его фокусов и следующего шага сделали свое. Почему? Почему он не встал на его сторону? Ведь сделай он так, то ему не пришлось бы марать свой руки об кровь своего же брата. Было больно и страшно. Остался лишь старший, потом будет пустота, которая никогда не покинет его. Никогда. Ощущения клетки будет преследовать его даже на свободе.
Но все изменилось. Его брат лежит прямо перед ним и скоро воскреснет. Что испытывает при этом Сатана? Мысль о том, что ему придется убить его, как только тот откроет глаза или же придется хорошо с ним так поговорить, чтобы дать понять, что на его стороне куда больше сладостей и всяких пошлых дамочек, которые будут его ублажать круглыми сутками.
Увидев как Габриэль открыл свой глаза, Люцифер усмехнулся и отвернулся от него. Он лишь одиножды встретился с ним взглядом, а дальше уже не мог. Что-то внутри него терзало его и мучала. Один раз, убив его, сложно будет во второй, даже не так, кажется, что это практический не возможно. Нет, он, правда, не сможет это сделать во второй раз.
- Ну какого это быть мертвым, братишка? Усвоил урок или все же мне придется повторить, - улыбаясь, Люцифер повернулся к младшему архангелу и по привычке начал грызть свой ноготь. Это привычка была поразительно заразной, которая никак не могла освободить его.
- Ногти слишком быстро растут у людей, даже немного раздражает, но в какой-то степени даже успокаивает. Хотя, я слышал, что это не совсем прилично и все в этом роде. Правда, какая мне разница? Я же не эстетично убиваю кого угодно, - самодовольная ухмылка.
А вот то, что он дальше предложил заставило приятно удивиться Люцифера, он этого правда, не ожидал. Перед смертью он дал четко понять, что будет выступать исключительно за людей, за жалких людей, которые ничего не понимают и ничего не значат.
- А как же твоя новая семья, цирк уродов в лице языческих божества? Божества, - после этого слова Сатана недовольно усмехнулся и фыркнул. Он терпеть их не мог, в отличие от людей, куда сильнее, намного сильнее.
- Надеюсь, что ты ничем не заразился! Очень на это надеюсь, а то эта многорукая меня прямо-таки бросала в дрожь.

+1

4

Габриэль с интересом рассматривает черты лица брата, с легким прищуром и искоркой довольства в сумасшедших глазах. Видимо, воскрешение повредило его рассудок.

- Семья? Эти идиоты? О, Люси, не думал что ты воспринял это всерьез, - отмахивается архангел, с беспечной веселостью. Он чувствовал себя необычайно живым. Ему надоела пустота. Небытие без всего. Ни чувств, ни-че-го. Златокрылый скользит ладонью по щеке брата, мурлыча чуть ли не как кот, объевшийся сметаной.  - Кали? Кали стерва и сучка, братец, но я только с ней спал. Заразился? Фи! Будто-бы ты не знаешь, что мы ничем не можем заразиться, Светозарный... - игриво усмехается трикстер и наконец-то отлипает от брата.

О, он прекрасно знает, что может устроить смертным. Если один архангел это бедствие, то два это может повлечь весьма непредсказуемые последствия для планеты. А что? Бог давно бросил и ангелов и людей. Он им не помеха. Тьма томится в клетке. Кстати, надо взять ан заметочку, быть может она решит сыграть на нашей стороне.

- Перво-наперво нам нужно устранить препятствия. Сначала нужно выманить Рафаила. Без него у Михаила не будет силового перевеса, хотя превосходство все-таки останется. Далее надо разобраться с нашими мальчиками-зайчиками. Я слышал есть одна штука, за которой наш старший братец охотится. Она нам нужна. Это триии.... - довольно тянет архангел, загибая пальцы, но вдруг его тело сводит нестерпимой мучительной болью. Сгибаясь пополам, Гавриил шипит проклятия на енохианском, злится на Отца за то что то допустил это все и с отчаянием смотрит на брата, безмолвно вопрошая: что ты натворил, раз все пошло не так? Такой боли он не испытывал с того момента как Светозарный пронзил его своим мечом. Что же не так пошло в воскрешении?

- Может, Смерть не хочет возвращать тебе мою душеньку? - усмехнулся архангел, пытаясь подавить страх. Да, ему было страшно. Не хотелось возвращаться обратно в пустоту, в бездну небытия. Он хотел  ж и т ь.

+2

5

Изменения брата было сложно не заметить. Словно перед ним стоял совершенно другая личность. Безумие охватило его или он стал самим собой, перестав прикрываться другим? Не понятно и не ясно, но Люцифер был не тупым и не мог просто взять и поверить в то, что мелкий встал по его сторону баррикады, если учесть, что было последний раз. Ему и так пришлось не сладко, убивая своего дорого братишку, а теперь еще и не хотелось быть обманутым им, что тоже его беспокоило, как ни крути.  Его уже однажды предали, не хотелось бы вновь наступить на те же грабли, нет, совсем не хотелось.

Говорят, что демон – это воплощенное зло, но так ли на самом деле? Все куда хуже, он был просто предан в свое время, он просто был не понят и был кинут, так что никто не собирался ему помощь. Есть сильные, а есть духом слабые, видимо Люци в то время был именно таким, слабым и ничтожным, раз ему пришлось быть скинутым с небес.  Но теперь прошло слишком много времени и слишком много воды утекло. Слишком много и долго он сидел в полнейшем одиночестве без права выхода оттуда. Не мог. Он такой сильный и всемогущий создатель ада, не мог вырваться из оков и никто не бежал его спасти, правда, был один, но слишком долго и слишком он пекся и о своем будущем, что так же не прошло без внимания Сатаны.

Поэтому глядя на братишку, ему хотелось верить в него всей душой и сердцем, но не мог. Его сущность и его взгляды на жизнь не позволяли смотреть на него и верить его словам. Что с ним случилось во время смерти, что он проснулся именно таким? Ведь, могло быть и так, что ему кто-то прочистил мозги и пробует манипулировать им. Кто знает? Эти крылатые хитрый народ, который сделает все, чтобы достичь своей цели. Люци это знал и не раз сталкивался с подобным. У него нет сердца? Что же испытывал отец, который так жестоко наказал и ни разу не повернулся к нему лицом и не спросил, хочет ли он обратно домой? Отец, которому было глубоко плевать как на него, так и на весь этот гребаный свет. Вышел в магазин и не вернулся.

- Земные похоти. Ты так очеловечился, что даже и не скажешь, что ты архангел. Но ты был младшим и, видя, что творят старшие,  странно, что ты уже не подался в какую-то секту и не убивал все что движется.  Но все же стоит провериться, тело твое могло заразиться, эти каннибалы такие каннибалы, - как-то даже невзначай добавил Сатана. Не хотелось спорить с мелким, тем более, что это его решение. В отличие от Габи, Люцифер вообще собирается все землю уничтожить.
Планы у мелкого были что надо, но как-то все слишком кроваво и слишком быстро, хотелось затянуть спектакль, тем более, что ему нужно было немедленно вселиться в Сэма – это тело медленно распадалось. Право, он медленно «чинил» его, но все же это не могло долго продолжаться, в один момент он просто покроется волдырями и сгорит заживо. Так жалко Ника, который когда руководил этим телом, но ему оно уже давно было не нужно, после смерти близких, тут ничего не поделаешь.

- Не спеши с решениями, я сейчас пока не намерен сокращать пернатых и уменьшать их численность. Не забывай, что в любом случае – это сильная армия, да еще и  не хотелось бы убивать братьев, - смешно, но правда, Люци хоть и Дьявол воплоти, но убивать братьев ему сложно и с каждой смертью становится не по себе. Убивать людей? Легко. А вот братьев. Это уже другая, больная, тема, которая мучала Сатану периодический.
Габриэль согнулся от боли. Внутри все резко сжалось от волнения. Люцифер даже встал с стульчика и подошел к мелкому, который старался шутить даже в такой момент. Сложно воскрешать, наверное.

- Понятия не имею, это у зайчиков надо спросить, они тут в выживалки играют. Но вот то, что у тебя нет души, я не удивлюсь. Умирал то ты праведным сторонником людей, а сейчас хочешь уничтожить всех, - прикусив ноготь, Люцифер откусил его и выплюнул на пол. Отросли опять. Хоть тело и умирало, но не переставало функционировать, что поражало Сатану.

- Скажи мне, - резко схватив мелкого за горло, Люци приподнял его над полом, - в чем подвох? 

+2

6

http://s2.uploads.ru/fQpiR.gif

Сколько крови должно пролиться,
Чтобы ты понял, что умер
Во имя Бога,
Сея страх в своей голове?
Что бы сейчас он сказал
В мире пропавшей любви?
Что, танцуя танго с грехом,
Ты бросаешь вызов небесам

Габриэль с притворным ужасом оглядел свое тело и замахал руками, в том же театральном притворстве. Заразиться? Ну да, ну конечно. Он же не дурак, в самом деле, заразиться чем-то от язычников, которые, ха-ха, считали его своим. Локи. Интересно, они его хоть раз, этого Локи, в глаза видели? Наивные придурки. Златокрылый все еще смотрел на брата, пытаясь перетерпеть приступ боли, который постепенно стихал, оставляя лишь легкий звон в голове. На лице падшего черным по белому было написано сомнение, что якобы ему прочистили мозги младшие братья. Ага, сейчас.

- Никто не говорит о сокращении, Светозарный. Твоя клеточка... Думаю, Рафи там устроится удобно. Весьмаа удобно. А там нам в руки попадет та самая вещь о которой я говорил. Я слышал о ней еще до своей смерти. К слову, на твоем лице все черным по белому написано. Как и до тебя, ангелам до меня не было абсолютно никакого дела. Ну сдох и сдох, их это даже не потревожило! - медовые глаза вновь полыхнули каким-то злым мистическим светом, но Фокусник буквально тут же взял себя в руки. Не хватало еще сорваться и натворить дел. - И, вот не надо, душа у меня есть! Просто твой верный пес, Смерть, явно против того, чтобы я вернулся в этот мир. Но! Я собираюсь жить и творить с тобой Апокалипсис. Именно так!

Но бесконечный поток слов прервала тяжелая рука брата, стиснувшая его горло. Трикстер захрипел, перед глазами все поплыло, он краем уха лишь сумел услышать вопрос брата: что-то про подвох. Видно, падший не рассчитал силу, так как сознание на какое-то время померкло. Очнулся Фокусник уже в объятиях брата, успев увидеть страх и волнение в серых глазах. Растянув губы в слабую улыбку, Габриэль совершенно искренне ответил:

- Подвох - разум мой. Я не знаю, что повредило его после того как я воскрес. Я не встану на сторону Михаила, если ты этого боишься. Я люблю тебя, Люци, и не собираюсь отрекаться. Я не был безумным до этого, но на тебя руку не подниму. Я свободен от оков заклятия Кали. Может, это ее вина в повредившемся рассудке.

Снова легкий звон в голове. Он мешал думать. Безумие. Никогда он не был таким и теперь... Кто? Калека? Совершенно не думая о том, что он делает, трикстер притянул брата к себе за отвороты куртки и впился немного жестким поцелуем в его губы. Доказательство. Обещание. И плевать, что это не взаимно, плевать если оттолкнет, златокрылый уже выбрал свой путь и не собирался просто так опускать руки.

+1

7

- Сдох и сдох? – все немного иначе, все иначе, так будет правильнее. Он не хотел причинять боль своим братьям, и каждый раз ему это давалось сложно. Он пытался объяснить и показать им, чего он хочет и почему он борется за свое правое дело. Не просто так ведь он начал уничтожать людей и всяких существ, не просто так пошел против отца и братьев. Но, даже не смотря на злобу и отчаяние,  которое таилось в нем, он не мог просто смотреть на то, как умирают ближний. Речь не идет о рядовых ангелах, их не так-то и сложно лишить жизни, но все равно неприятно.
И правда, совершенно не рассчитав свои силы, мужчина слишком сильно сжал его горло и тем самым лишил его возможности не только говорить, но и дышать. Резко придя в себя, Люцифер помахал головой и отпустил братишку. Он прекрасно знал, что тот может выпустить какую-то шутку, но сейчас он определенно казался безобидным, да еще и потерянным. Приобняв его, Люци тяжело вздохнул. Ему так давно не хватало этого, братской поддержки. Ему так давно не хватало вообще этой поддержки. От него все отвернулись, Люци даже и не помнит, что творил в тот момент мелкий, ничего про него не слышал, он просто потерялся из виду. А вот то, что ему пришлось не сладко, он понимал только сейчас. В принципе, он никогда и не был на чьей-то стороне, и винить его в том, чего он не делал сейчас, было очень глупо.
Крепче сжав в своих объятиях, мужчина испытывал счастье. Он и забыл, что это такое. Сейчас было ясно одно, один из братьев будет с ним рядом и ни в коем случае не придаст его, ведь так? Правда, если отметить с какой скоростью меняется его мнение, то тут сложно сказать что-то наверняка. Мало ли какие тараканы вновь заплывут в голову этого Трикстера.
- Разум твой? Хорошо, - отпустив братика с объятий, он счастливый уставился на младшего. Капля сомнения все же его преследовало и не давало покоя, но пока это надо было оставить в стороне, чтобы не навредить Габи.
- Я же говорил, что связываться с язычниками – ужасная идея. Будущий сыном бога признавать их существование – это ужасно, мелкий, просто невероятно ужасно и от мысли вашего совокупления, меня бросает в лихорадочный дрожь, - говорил он это спокойно, даже нет, как-то слишком спокойно и при этом грыз ноготь, который не понятно когда успел снова отрастить.
- Апокалипсис…ты же знаешь смысл этого слова, чтобы просто так о нем говорить?
Видимо Люцит совершенно ушел в деловой мир, что не заметил странный взгляд своего брата, который в это время решил сделать следующее. От неожиданности, глаза у Сатаны раскрылись, а тело окаменело. Чему-чему, но вот подобным действиям Люцифер не обучал своего мелкого и был сейчас не просто растерян, а сбит с толку и кажется, что даже не сообразил, что именно произошло, на самом-то деле.
Но поцелуй был не нежным. Странно, но он и забыл, что это такое. Даже не так, он, кажется, и не пробовал этого никогда. Немного из другого разряда, разбираясь всю свою сознательную жизнь с «родственниками», он никогда не задумывался о такой простой вещи, как любовь, которая витала сплошь и рядом. Нет, он думал о нем, но немного с другой стороны.
Прикрыв глаза, Сатана обвил руками Габи и до крови укусил его губу, не дав поцелую продолжится.
- Совсем не боишься  смерти, мелки? – самодовольная ухмылка появилась на лице у дьявола.

0


Вы здесь » SILVERCROSS » ЭТОТ БЕЗУМНЫЙ МИР » you my new god


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC